Семейный психолог Мохова Юлия. Консультация психолога в Санкт-Петербурге. Запишитесь на консультацию: +7 911 750-9792Семейный психолог Мохова Юлия

: Главная страница : Психология статьи : Стоимость услуг : Обратная связь :

СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН


Вот история, которую рассказал Олег (30 лет).
«Когда мой бизнес наконец пошел в гору, мне понадобился секретарь-референт с привлекательной и респектабельной внешностью, такой, чтобы все, приходящие в офис, считали, что компания наша солидная.
Стоило только нам дать объявление о вакансии, как нас буквально завалили своими резюме. Первоначальным отбором занимался мой заместитель, которому приходилось встречаться с несколькими десятками кандидаток в день. С наиболее подходящими, на его взгляд, встречался лично я. Несколько недель шел отбор. Я не мог остановиться на ком-либо: в одной не устраивала чрезмерная сексуальность, в другой излишняя скромность, у третьей не хватало интеллигентности, четвертая вроде подходила по всем параметрам, но как-то не лежала к ней душа.
И вот, когда стопка резюме приняла внушительные размеры, а количество кандидатур перевалило за вторую сотню, наконец пришла она. Звали ее Ирина.
У нее была внешность фотомодели, но держалась она с достоинством и некоторой холодностью. Мне это понравилось. Ирина окончила Иняз (а мне нужен был референт обязательно со знанием английского), успела поработать секретарем-референтом в нескольких компаниях, но долго там не задерживалась, уходила оттуда, так как не видела, по ее словам, для себя перспектив. Каких перспектив — это я понял уже потом.
Работала она прилежно, всегда хорошо выглядела, быстро вникала в суть вопроса и вскоре научилась самостоятельно решать второстепенные дела, экономя мое время.


Через некоторое время я поехал в командировку и взял с собой Иру.
Ну и случилось так, что после успешных переговоров и приятного вечера в ресторане мы оказались в одной постели...
Первое время это никак не влияло на наши деловые отношения. Со мной она была все такой же — предупредительной, внимательной, заботливой, исполнительной. Правда, по отношению к остальным у нее появились несколько властные интонации. Исключение поначалу составляли несколько человек — те, с кем я начинал бизнес, и которые теперь были ключевыми фигурами в компании.
Но со временем Ирина стала поочередно сталкивать меня и с ними. Начались конфликты, непонимание, отчуждение. Правда, то, что это было дело ее рук, я понимаю только сейчас. А тогда это выглядело как естественные рабочие проблемы — иногда из-за мелких неурядиц, а иногда и по серьезным вопросам.
Поскольку мне приходилось часто ездить на переговоры, я редко бывал в офисе и не отслеживал внутреннюю жизнь компании.
Однажды пришел мой зам и стал убеждать меня в том, что Ира манипулирует всеми, кто хоть чего-то значит в компании, включая и его самого. Но, когда я попросил его привести конкретные случаи манипулирования, он привел неубедительные, на мой взгляд, примеры. Так что я обвинил его в предвзятости, попросил не заниматься «охотой на ведьм» и думать о делах, а не завидовать моим взаимоотношениям с Ирой.
Постепенно она «выстроила» всех, включая и моих замов.
Бизнес понемногу рос, объем работы увеличивался. В связи с этим Ирина попросила взять на работу еще одного секретаря, а ее должность переименовать в офис-менеджера. Я не возражал. Мне даже было неудобно, что я взваливал на Ирину все больше и больше поручений.
Наступил момент, когда она стала практически незаменимой и ключевой фигурой в компании. Через нее проходили договора, кадровые вопросы.
Параллельно с нашими деловыми отношениями развивались и личные. Мы встречались нерегулярно, примерно раз в две-три недели. Причем, как правило, по ее инициативе. Поскольку я был женат, приходилось прибегать к некоторой конспирации.
Встречи на несколько часов ее не устраивали, она говорила, что это пошлость, это ее унижает, поэтому все облекалось под командировку с двух-трехдневным «романтическим» вылетом куда-нибудь в Париж, на Канары или на худой конец с выездом в престижный подмосковный санаторий.
Отдых в Подмосковье был для меня самым приятным, и в первую очередь потому, что я здорово на этом экономил. Ведь зарубежные вояжи, помимо расходов на дорогу и проживание в фешенебельных (пять звездочек) гостиницах, — это еще и походы по дорогим бутикам.
Я не олигарх, и для моих доходов эти поездки были все же обременительны. Как-то я попытался намекнуть об этом Ирине, но она сделала вид, что не поняла меня. А потом при каждом случае стала говорить мне, что я нравлюсь ей своей широкой натурой, романтичностью. Что я настоящий мужчина, не то, что другие — жлобы. Мне нравилось это слышать и хотелось соответствовать ее представлениям обо мне. А еще я себя утешал тем, что считал эти расходы ее бонусом за хорошую работу.
Через некоторое время начались проблемы с женой — выезды были, как правило, на уик-энд. Она стала подозревать, что это не командировки. Начались скандалы. Мне это было очень неприятно, потому что раньше у нас были очень хорошие отношения.
Так что вскоре Ирина поссорила меня не только с партнерами по бизнесу, но и с женой.
Первый серьезный конфликт произошел тогда, когда я не смог полететь с Ирой на карнавал в Бразилию, потому что у меня заболел ребенок, от которого заразилась и жена. И они оба лежали с температурой.
Я предложил Ирине отменить поездку или слетать туда самой, но это ее очень обидело.
После этого в ее разговорах появилась тема о том, что она чувствует себя второсортной. И однажды она заявила, что мне пора определиться между ней и женой.
Я ответил, что не готов сделать такой выбор и что они мне обе дороги.
После этого наши отношения стали официальными, сухими. Какое-то время меня это устраивало. Исчезла эта постоянная тревожность. Стали налаживаться отношения с моими сотрудниками, но мне было неудобно перед Ирой, она очень много работала, тянула на себе много дел.
Да и, честно сказать, ее холодность и недоступность притягивала и волновала. На мои намеки о возобновлении отношений она никак не реагировала. А мне все больше хотелось опять быть с ней. И вот я не выдержал и в знак примирения подарил ей «БМВ» третьей модели, о котором она мне не раз намекала. На этот подарок ушла практически вся прибыль моей компании. Я знал, что ей об этом известно, и надеялся, что она оценит этот мой жест.
И она оценила.
Поскольку денег на очередную «романтическую» поездку у меня не было, мы поехали к ней домой. Она жила с родителями, но они тогда уехали на дачу, так что мы были одни.
В ту ночь она была очень страстной. Но утром заявила мне, что я должен наконец определиться. Если я выберу семью, то с ней мы больше встречаться не будем. Она не «подстилка». И ей не хотелось бы во мне разочаровываться, ведь она всегда считала меня настоящим мужчиной, способным на красивые поступки.
Несколько дней я кол * ся, размышлял. В итоге я все же решился уйти к Ирине. Мы сняли квартиру.
Несколько месяцев все шло нормально. Она была, казалось бы, счастлива. И настойчиво убеждала меня поскорее купить квартиру, т. к. в чужой ей неуютно и хочется «обустроить наше гнездышко». Она уже даже мебель присмотрела.
Но дела в компании шли не настолько успешно, чтобы я мог сразу после покупки «БМВ» купить еще и квартиру. Когда я сказал Ире о том, что моя компания относится к среднему бизнесу и что я не Березовский, для которого десятки и даже сотни тысяч долларов — сумма несущественная, на ее лице появилось плохо скрытое раздражение и скептическая ухмылка.
После этого она при каждом удобном случае иронизировала по поводу того, что имеет дело с «середнячком». Это меня выводило из себя. И мне все труднее было сдерживаться, чтобы не вспылить. Тем более что она очень ценила то, что я умею держать себя в руках.
Когда на наш счет поступила предоплата, в счет будущей сделки (та самая «лишняя сотня тысяч долларов»), она тут же об этом узнала. И стала настаивать на покупке квартиры. Я сопротивлялся, пытался убедить ее, что мы эти деньги еще не заработали — это аванс, но мои доводы на нее не действовали.
«Настоящий мужчина должен быть рисковым. Неужели ты настолько не уважаешь себя и меня, что готов прозябать в этой съемной квартире! Настоящий бизнесмен должен много тратить, чтобы был стимул много зарабатывать! Я бы не хотела в тебе разочаровываться...», — заявляла она. И я вновь уступил ей. Несмотря на возражения моих партнеров по бизнесу, несмотря на опасения по выполнению условий сделки.
Квартиру мы купили, записали на имя Ирины (чтобы моя нынешняя жена не стала делить ее при разводе). А буквально через несколько недель меня подвели мои подрядчики. Сделка была сорвана. И от меня потребовали вернуть предоплату.
Не стану рассказывать, скольких седых волос стоила мне та ситуация, когда включился счетчик, пошли наезды, проверки, разборки и прочие ужасы. В общем, бизнес мой накрылся. Сейчас пытаюсь раскрутить новый проект, но есть проблемы — моя репутация несколько подмочена, и сложно вновь убедить партнеров доверять мне.
А что Ирина? Мы расстались. Она сказала, что не хочет оставаться с неудачником и жлобом. Почему жлобом? Когда я пытался найти деньги для расчетов по долгам, то предложил пока продать квартиру, а потом, когда все нормализуется, купить другую. Этих денег мне как раз бы хватило.
Но она заявила, что свои проблемы настоящий мужчина должен решать сам и не впутывать в это женщину. Наверное, мне нужно было тогда настоять и заставить ее продать квартиру. Правда, не знаю, насколько бы мне это удалось. Ведь квартира принадлежала формально Ирине. Да и была надежда, что как-нибудь выкручусь. Не получилось.
Сейчас вернулся к жене и по-настоящему оценил ее отношение ко мне. В самую трудную минуту именно она поддержала меня».

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Вот такая грустная и, к сожалению, довольно типичная история. С точки зрения психологии, налицо классическая схема взаимодействия манипулятора и жертвы.
Давайте рассмотрим поподробнее, как обычно происходят подобные манипуляции.
Первое условие — этот процесс предполагает наличие манипулятора и его жертвы, без которых не начинается манипуляция.
В нашем случае это были Ирина — в роли манипулятора и Олег — жертва.
Второе условие — отношение манипулятора к другому, как к средству достижения собственных целей.
Какая цель была у Ирины? Получить от жизни побольше. Иногда это называют — «жить красиво». Ирина воспринимала Олега как средство к достижению благ. Поездки за рубеж, подарки, машина, квартира.
В общем-то в этом нет ничего плохого. Каждая женщина хочет быть счастливой. Правда, для одной счастье — это много любви, для другой — много детей, для третьей — много денег. Кому что нравится...
Видимо, Ирина принадлежала к той категории людей, которые ставят первоначальную цель — обустроиться в этой жизни, получить материальную независимость, а уж потом можно и расслабиться — подумать о своих чувствах, о душе...
Но парадокс в том, что за время «обустройства» нарабатывается устойчивая модель эксплуатации других — получить желаемое любой ценой. А настоящая любовь все же предполагает не брать, а скорее — отдавать...
И еще. Когда привыкаешь к интригам, то обойтись без них уже не можешь, становится скучно «просто так» общаться с другими. Вместе с тем у манипулятора вырабатывается подозрительность. У него появляется стойкое убеждение, что окружающие тоже пытаются манипулировать им.
Скорее всего, Ирина не любила Олега. Он был для нее стартовой площадкой, средством обустройства.
Третье условие манипуляции — стремление получить односторонний выигрыш.
Какие выгоды получила Ирина от общения с Олегом?
У нее появилась работа.
Она жила интересной, в ее понимании, жизнью, с запланированной романтикой.
Она получила автомобиль, о котором мечтала.
У нее появилась собственная квартира.
Что получил Олег?
В материальном плане он не получал ничего, а наоборот, только отдавал.
Но был же какой-то выигрыш у Олега, который он так щедро оплачивал?
Да, действительно был.
Возможно, за этим стоял тайный страх лишиться признания со стороны Ирины, нежелание быть простым, серым человеком, которого не любят, которым не восхищаются. Ведь Ирина пробудила, а затем всячески усиливала и поддерживала в нем значимую для него модель поведения, что выражалось в стремлении вести себя как «настоящий мужчина».
Как всем нам хочется чувствовать себя значимыми!
Некоторые покупают сигареты «Мальборо», потому что вместе с сигаретами этой марки они покупают кусочек «романтики прерий», сравнивая себя с мужественным и сильным ковбоем из рекламного ролика. Причем это происходит неосознанно. Просто хочется покупать именно эти сигареты, потому что появляются какие-то легкие приятно-волнительные ощущения.
Именно в этом следующая особенность манипуляции — ее скрытый характер воздействия.
Ирина часто ставила Олега в ситуацию выбора. И добивалась своего, используя его желание «соответствовать ее представлениям о его достоинствах». Это самая настоящая манипуляция. Помните, как лиса получила сыр, пробудив у вороны желание соответствовать мнению лисы о том, что ворона хорошо поет?..
Когда нужно было чего-то добиться от Олега и он начинал упорствовать, она прибегала к убойным для него аргументам из серии: «Так поступают настоящие мужчины...». Она почувствовала слабину Олега, которому хотелось выглядеть перед ней именно так. И в этом еще одна особенность манипуляции — игра на слабостях жертвы.
Настоящему мужчине нравится завоевывать женщину. Ирина давала ему такую возможность, время от времени становясь недоступной, что подогревало желание Олега покорять ее.
Настоящий мужчина должен красиво ухаживать, быть щедрым. И эту возможность предоставляла Олегу Ирина, благосклонно принимая его подарки и путешествуя с ним.
Но для того, чтобы использовать слабость, нужно либо обнаружить ее, либо разрушить какое-то сильное качество и превратить его в слабое. Поэтому умение замотивировать жертву также отличает манипулятора.
Ведь мотивирование — это привнесение дополнительного побуждения в контекст желаний жертвы, навязывание мотивационной «нагрузки», в конечном итоге видоизменяющей его первоначальные намерения. «Я бы не хотела в тебе разочаровываться», — такая фраза хорошо мотивирует...
Ну и, наконец, какими качествами обычно обладает манипулятор? Как правило, это человек, хорошо разбирающийся в психологии жертвы, обладающий креативностью, изобретательностью, хорошими коммуникативными навыками.
Судя по всему, у Ирины все это было.
Она поняла, на каких «струнах» Олега она сможет играть, и делала это весьма виртуозно. Искусство нравиться основано на умении обманывать того, кому хочешь понравиться.
Не хотелось бы, чтобы анализ данной ситуации выглядел как осуждение Ирины и сочувствие или оправдание Олега.
Безусловно, Олег тоже по-своему манипулировал Ириной и получал свой выигрыш.
Но если оценивать их действия с точки зрения последствий, то его манипуляции были относительно безобидными и безвредными для Ирины. Инициатива в развитии их личных отношений принадлежала Ирине. Ее действия были хорошо рассчитаны и спланированы. А он послушно исполнял ее волю. Наверное, потому что его отношение к Ирине было более искренним...

 
Личный блог психолога Моховой Ю.С.
Яндекс.Метрика


Ваш email адрес:




 

Мохова Юлия Семеновна.

Клинический психолог.

Психолог - консультант.

моб/тел: 8 (911) 750-9792

E-mail: j_m62@mail.ru

 


Copyrights © 2009 Разработка cоздание и поддержка сайта - Мохов А.В. e-mail: alrems@bk.ru

Все права принадлежат Моховой Ю.С. Перепечатка материалов сайта без ссылки на сайт недопустима.